Содержание номера

Лехаим № 6 (326)

27 мая 2019
Поделиться

Купить журнал

Послания Любавичского Ребе

Время утешать

Мендл Калменсон

Слово раввина

Не будь правым — будь умным

Берл Лазар

Трансляция

The New York Times: Террорист пытался убить меня, потому что я еврей

Исроэл Гольдштейн. Перевод с английского Давида Гарта

Опыт

Когда Мессия служит дополнительным аргументом

Адам Кирш. Перевод с английского Давида Гарта

Пересечения

University of Сambridge: Древнейший фрагмент «Гексаплы» Оригена: T‑S 12.182

Бенджамин Кантор. Перевод с английского Любови Черниной

Хасиды и хасидизм

Новая история священного огня

Шауль Магид. Перевод с английского Любови Черниной

свидетельские показания

Девочка из Терезиенштадта и маршал Рыбалко

Гершон Коган

Актуалии

Подтверждение человека

Борис Мелакет

Огненный свиток

Борис Меньшагин и Смоленское гетто

Павел Полян

человек

Еврей из штаба, у которого не сдали нервы

Дмитрий Лурье

Свидетельские показания

«Я воевал в американской армии, попал в плен к немцам и был освобожден советскими войсками»

Мильтон Фельдман

трансляция

The Atlantic: Генетическое наследие испанской инквизиции

Сара Жанг

Неразрезанные страницы

Богослужение: единство в многообразии

Сало У. Барон

Трансляция

The Jerusalem Post: Антитрамповский антисемитизм: связь между Питтсбургом и Поуэем

Сет Францман

Commentary: Высмеивание евреев, ненависть к евреям, убийство евреев

Джон Подгорец

аналитика

Конец мифа о бедном террористе

Клод Берреби и Оуэн Энгель. Перевод с английского Любови Черниной

Трансляция

Commentary: Как Биби это удалось

Сет Мандель

Commentary: Не столь уж еврейский, и совсем не «за мир»

Джошуа Муравчик. Перевод с английского Давида Гарта

The New York Times: Новый президент Украины — еврей. Все ли украинские евреи этим довольны?

Эндрю Хиггинз. Перевод с английского Давида Гарта

Актуалии

Центр Кантора Тель-Авивского университета представил доклад об антисемитизме в 2018 году

Борух Горин

ОБ Этом надо поговорить

5.2019

Обзор по материалам российских и зарубежных СМИ подготовил Борис Мелакет

аналитика

Евреи в Лиге плюща — исчезающий вид

Шира Телушкин. Перевод с английского Светланы Силаковой

Artefactum

Мы родом из Штетла

Морис Самюэль. Перевод с английского Нины Усовой

Трансляция

The Guardian: «Мы стыдились своего голоса»: потаенная история еврейского театра Британии

Дэвид Джейс. Перевод с английского Светланы Силаковой

Зрительный зал

Бренд по имени Анна

Ирина Мак

Актуалии

Книжный разговор

Там и тогда

Михаил Эдельштейн

Трансляция

The Atlantic: Нелегкая задача иллюстрировать Анну Франк

Став Зив

The New Yorker: Как детские книги должны рассказывать о Холокосте?

Рут Франклин

литературные штудии

Певец еврейского единства

Гилель Галкин. Перевод с английского Любови Черниной

Книжный разговор

The Atlantic: Кто получит права на Кафку?

Адам Кирш

кабинет историка

Процесс наследницы Франца Кафки

Бенджамин Балинт. Перевод с английского Светланы Силаковой

Звезда Давида

Долгий путь домой

Борис Сандлер. Перевод с идиша Юлии Рец

Хороший день

Валерий Генкин

Поделиться

Гитлер в Медисон‑сквер‑гардене

«Вечер в саду» читается как послание из прошлого, возрождение затертой истории и пролог‑предостережение настоящему. «Материал необычайно сильный, и удивительно, что он не включен во все школьные курсы истории, — говорит режиссер Карри. — Но думаю, этот митинг выпал из нашей коллективной памяти отчасти потому, что он приводит нас в оторопь и пугает».

Долгая история политически обусловленных запретов на въезд

Можно убедительно доказывать, что запрещать визит Тлаиб и Омар было не очень хорошей идеей. Можно указать на то, что Нетаньяху успел поменять свое мнение на прямо противоположное. Еще можно возносить хвалу двухпартийности или открытому обществу со всеми его достоинствами либо превозносить способность диалога трогать сердца и умы. Но называть этот запрет невиданным‑неслыханным нарушением демократических норм, причем в новостной заметке, а не в аналитической статье или колонке, — это просто глупость.

Побег

Вариан Фри пришел к нам очень растерянным. Ему стало известно, что инструкции внезапно ужесточились. Чтобы пройти туннелем, необходимо иметь разрешение на выезд из страны. Ни у кого из нас таких бумаг не было. Не оставалось ничего иного, как идти через Пиренеи. Наше с Лионом положение оказалось наихудшим. Франц Верфель был чехом, Генрих Манн имел чешские документы, Голо — тоже. Вариан отвел Лиона в сторону и объяснил ему, что все было бы в порядке, но он, Лион, очень опасен для остальных. Вся операция по спасению может провалиться из‑за нас, Лиона и меня. Лион прекрасно все понял.